Новости

30.06.2006 00:55
Рубрика: Спорт

Разрыв-трава Уимблдона

Самый консервативный теннисный турнир переживает ломку. Традиций

Знаменитые стереотипы Уимблдона - начиная с пресловутой клубники со сливками и кончая белой формой игроков и чопорной вежливостью охранников - если не исчезают, то уж точно трансформируются. Происходит какой-то разрыв традиций.

Есть в русском эпосе такое словосочетание - разрыв-трава. Это - сказочное зелье, напьешься его - и перед тобой распадутся все заветные замки и запоры. Может, этого снадобья накушались теннисисты - и расколдовали "нерушимые" английские нормы и законы? Хотя раз уж упомянули траву, то она, это "однолетнее растение, у которого стебель к зиме вянет, а весною от корня идет новый" (по Далю), как раз остается нетронутой. Естественное зеленое покрытие кортов - пожалуй, единственный атрибут во Всеанглийском клубе лаун-тенниса и крикета, который не подвергается никакому сомнению и никакой ревизии. Однолетняя лондонская трава вечна.

"Клубничка" со сливками

Сколько разговоров о традиционной клубнике Уимблдона! Всерьез утверждается, что в Англии выведен специальный сорт этих ягод, которые поспевают к последней неделе июня. Даже время от времени по местному телевидению крутят передачу о том, как выращивают, собирают и готовят эту ягоду к Уимблдону. Ольга Морозова, первая из советских теннисисток, ставшая финалисткой Уимблдона в 1974 году, рассказывает, что в то время "мимо розеток с самой сладкой в мире клубникой пройти было невозможно - один аромат ее завораживал". Да, в те годы - конечно, особенно для советского человека! Но, поверьте мне, сейчас нет уже ажиотажа вокруг этого блюда. Испытано, что называется, на себе. Я не раз выстаивал огромные очереди, чтобы заполучить заветную порцию, однако всегда испытывал разочарование. Безумно дорого и, как это ни странно, частенько попадалась слегка увядшая ягода. Знаете, что мы делали с коллегой-приятелем? Покупали развесную, раза в три дешевле и вкуснее клубнику на рынке у одной из станций метро - по той линии, которая ведет к "Южным полям", откуда уже до Уимблдона можно дойти пешком. Складывали ягоды в заранее приготовленные пластмассовые контейнеры, а уже на стадионе, в кафе для журналистов, "воровали" со столиков пакетики с сахаром и сливками. Все это густо перемешивали и, садясь на лужайку перед огромным экраном или на трибуну для прессы, чувствовали себя королями.

Кстати, о королях, точнее о королевской ложе. Вот уж действительно "клубничка"! Главная английская семья - завсегдатаи турнира. Королевскую ложу можно фотографировать - но только не в тот момент, когда кто-то из четы монархов встает или садится. Вдруг юбка у герцогини Кентской задерется слишком высоко! К слову, я был свидетелем, как репортер одного из московских теннисных журналов то и дело щелкал монарших особ. И именно в те моменты, когда великосветские персоны рассаживались. Ему сделали раз замечание, второй. А потом охранники взяли да сняли с шеи фотографа аккредитацию - организаторы наложили двухгодичное вето на посещение моим соотечественником Уимблдона.

Секьюрити очень строги. Особо охраняется трава. Отгонят от нее не только случайных людей, но и... птиц, червей. На центральном корте, кстати, играют лишь раз в году. Я, помню, осторожно попробовал прикоснуться к траве - и тут же услышал окрик охранника. Отдернул руку, но ощущения, к счастью, сохранились. Трава густая и очень упругая, вся переплетенная и без пустот - как мочалка. И она, оказывается, очень невысокая - корты стригут каждые два дня и высота травы - 4,76 миллиметра. Раньше в шутку поговаривали, что великий немец Борис Беккер к Уимблдону отпускал свою щетину как раз на эту "магическую" длину. Кстати, российский теннисист Марат Сафин перед нынешним Уимблдоном коротко постригся - тоже на "магическую" длину? Во всяком случае, Марат полушутя сказал, что такая стрижка помогает ему быстрее двигаться на корте. И в первом круге 26-летний Сафин довольно-таки легко переиграл травяного специалиста 32-летнего британца Грега Руседски.

И все же, несмотря на столь бдительную охрану кортов, на священной траве Уимблдона происходят и совсем не теннисные представления. У многих на памяти, как ровно десять лет назад проморгали охранники продавщицу пиццы Мелиссу Джонсон, выбежавшую на центральный корт перед началом финального матча в костюме Евы. Точнее, из одежды на девушке был лишь передник, который она игриво приподнимала. Теперь уже говорят, что появление обнаженной девушки произошло не без содействия владельцев турнира, делающих колоссальные деньги на рекламе и продаже прав на трансляцию матчей. А может быть, организаторам, официально заявляющим о сохранении традиций, не по душе подобный чопорный имидж соревнований? И они раскрашивают его любыми способами?

Девчонки в юбчонках

Правилами турнира издавна разрешалось выступать только в белой форме. Правда, допускалось присутствие другого цвета, но не более тридцати процентов, и непременно пастельных тонов. Вспоминает опять-таки Ольга Морозова:

- В одном из матчей у меня были телесного цвета складки на юбке. Организаторы у раздевалки спросили: "Извините, что у вас под юбкой?" Увидев мое недоумение, переспросили: "Извините, не что, а какого цвета?" - Тогда мне сделали предупреждение: столько цветного - в последний раз. Сейчас, мол, мы не заставляем вас переодеться, но знайте: нижнее белье не белого цвета - нарушение наших правил.

Стоит ли говорить, что за последние годы белый цвет Уимблдона стал переливаться чуть ли не всеми цветами радуги?! Кто теперь считает, сколько процентов составляет другая цветовая гамма? А ведь есть еще такие "параметры" одежды, как прозрачность, разрезы, длина и так далее!

Особенно много нареканий сегодня - и вообще после триумфальной победы в 2004 году - вызывает Мария Шарапова. На предыдущем Уимблдоне организаторы хотели ограничить силу ее стонов-вздохов, которыми "сибирская сирена" сопровождает свои удары. А теперь, видимо, насмотревшись, как в Париже Шарапова дефилировала по корту в розовом платье, под которым виднелись ярко-желтые трусики-шорты, ревнители Уимблдона нашли, что белая юбка, приготовленная Машей к выступлению в Лондоне, слишком коротка.

Теперь устроители турнира якобы намерены еще более строго следить за формой одежды спортсменов. Они будут решительно пресекать - вплоть до снятия с соревнований - любые попытки выйти на корт в излишне откровенных или экстравагантных костюмах. Администрация турнира решила по сути за зрителей - им-де хочется следить за мячом на корте, а не за вызывающими нарядами спортсменов.

Что же это означает? У входа на корт будет стоять английский чиновник, оценивающий - по форме или не по форме? Пристойно или непристойно? Пошло или не пошло?

Странное решение. Представьте себе: играют девушки и не слышно никаких душераздирающих, почти сексуальных вздохов! Играют мужчины - и никто, подобно Марату Сафину, не швыряет ракетку! Никто, как раньше Джон Макинрой, не ругается с судьей! И Ллейтон Хьюитт не заводит громко себя: "Комон!" Играет Маша Шарапова или ее тезка Кириленко - и не развевается легкая юбчонка! Скучно, не правда ли...

Интересно, что в категорию благопристойных, как дали понять устроители турнира, попали "пиратские" шорты испанца Рафаэля Надаля. Но только при одном условии - они должны быть исключительно белыми. Странно, но нет претензий к форме русской француженки Татьяне Головин, а ведь она одета практически в купальный костюм. А если Таня облачается в шорты, то они так низко сидят, что ей в этом смысле могут позавидовать самые смелые московские "модницы" с Тверской. Но у английских организаторов собственное видение: допустим, углубленные декольте они решительно поставили под запрет. Не намерены они допускать и легких коротких юбок. Это - и в первом случае, и во втором - уже камешки непосредственно в огород Марии Шараповой.

Эти летние дожди...

"Кажется, дождь начинается" - эту фразу на Уимблдоне говорят - вслух и про себя - постоянно. И игроки, и зрители, и судьи. Почти каждый раз из-за осадков организаторы оказываются в цейтноте - матчи то и дело откладываются. Тем не менее они упорно отказываются сделать игровым днем воскресенье, что на рубеже двухнедельного турнира. Устроители скрываются за словами, что, мол, это традиция. В минувший понедельник ливни в Лондоне шли беспрестанно, теннисистам удалось провести на корте лишь 44 минуты.

Кстати, из-за бесконечных дождей и невозможности ни на йоту отступить от правил на Уимблдоне случаются и несчастья. Например, несколько лет назад на центральном корте в буквальном смысле накрыли человека - он чуть не умер. Дело в том, что, оказывается, существуют определенные "нормативы" предохранения травы от влаги. Площадка в случае дождя во время игры должна быть накрыта брезентовой материей не дольше, чем за 24 секунды. Однажды рабочие перестарались, в результате чего один из них остался под брезентом чуть ли не на целую минуту. Бедняга еле выжил, а организаторы этот случай, что называется, замяли.

Конечно, наличие крыши, против сооружения которой выступают ревнители традиций, исключило бы подобные ситуации.

И, наконец, грядет еще один разрыв традиций. Вполне возможно, что скоро Уимблдон выиграет не "травяной", а "земляной" теннисист. Например, Рафаэль Надаль из Испании.

Любопытно, что финал Уимблдона и футбольного чемпионата состоится в один и тот же день - 9 июля. В принципе Надаль может успеть - сыграть в финале в Лондоне и отправиться в Берлин. Но Рафаэлю уже не за кого болеть - испанцы вылетели. Может быть, в Берлин с корабля на бал прилетит Мария Шарапова - она ведь говорила, что обожает футбол, только вот не признавалась, за кого болеет?!

Спорт Теннис Турниры "Большого шлема" Уимблдонский теннисный турнир - 2006