20idei_media20
    13.08.2008 06:00
    Рубрика:

    Ученые создают олимпийских спортсменов из пробирки

    Современный спорт превращается в гонку крупнейших научных центров

    Некоторые специалисты заявили, что Олимпиада в Пекине открывает новую эру в истории игр. Впервые в ней будут участвовать генно-модифицированные спортсмены. Скептики считают, что это очередная легенда в погоне за очередной сенсацией. А что на самом деле?

    В кулуарах и спортсмены, и спортивные чиновники давно признают: спорт высших достижений невозможен без допинга. Скажем, трудно представить, как без помощи химии участники знаменитой велогонки "Тур де Франс" по пять часов с лишним часов едут на пульсе в 190 ударов в минуту, а мощность, которую развивают самые лучшие, достигает почти одной лошадиной силы!

    У допинга немало сторонников. Они утверждают, что это единственный путь к настоящему равенству возможностей. Ведь пределы возможностей человека достигли предела, и победа или поражение зависят от миллисекунд или долей сантиметра. И здесь тот, кому помогает химия, всегда имеет преимущество.

    Призовые достигли таких сумм, что самих спортсменов не останавливают никакие "страшилки" о вреде здоровью. Вопрос только в том, поймают или нет. И хотя сегодня на борьбу с допингом тратятся огромные деньги, эффект мизерный: из тысяч атлетов, принимающих различные препараты, в "сеть" попадают единицы. А на очереди принципиально новый вид допинга - генетический. По словам многих ученых, он вообще неуловим. Так что генетики смогут в пробирках создавать спортсменов, запрограммированных на победу. Причем "пошив" будет индивидуальным: свой ген получит спринтер, свой - стайер, свой - баскетболист, свой - пловец и т.д. Олимпиада из нынешнего соревнования "химиков" превратится в чемпионат генетиков.

    Эти утверждения уже не воспринимаются, как фантастика. Сегодня в СМИ постоянно появляются сообщения о сенсационных разработках, которые можно использовать в спорте. Самая громкая новость последнего времени, конечно, супермышь, созданная группой американских ученых из Калифорнии под руководством Рональда Эванса. Изменяя активность определенных генов, биологам удалось сразу на 40 процентов увеличить выносливость мышц грызуна.

    Принципиальное отличие метода Эванса от нынешнего допинга не только в том, что его невозможно выявить. Он позволяет ставить рекорды без изнурительных тренировок - надо только принимать нужные таблетки. Как говорится, царствуй в своем виде спорта, лежа на боку. Еще более разительный эффект достигается, если спортсмен все же встанет с дивана и пожелает немного потренироваться. Тогда эффект таблеток Эванса подскочит почти до 70 процентов.

    Итак, чемпион олимпиады по марафону в принципе уже готов. Пока, правда, среди грызунов. Но путь для спортивного использования указан, дальше - дело техники. Блеск медалей сулит такие доходы, что желающие вступить на эту дорогу наверняка найдутся. И все предупреждения, что последствия подобного вмешательства в гены неизвестны и могут оказаться пагубными для здоровья, вряд ли остановят. Слишком велико искушение. "Чувство самосохранения у тех, кто стремится к высшим спортивным достижениям, практически отсутствует, - утверждает пресс-секретарь антидопингового Центра в Кельне.

    Не менее впечатляет юный феномен из Германии. В пять лет он уже тягал 16-килограммовые гири. Когда им заинтересовались врачи, оказалось, что у малыша отключен ген миостатин, и мышцы растут без интенсивных тренировок. Разве это не прямая подсказка всем, кто мечтает вырастить супертяжелоатлетов: работайте с миостатином?

    "Теоретически генный допинг - вполне возможен, но на сегодняшний день в мире нет ни одной официально разрешенной к клиническому применению методики генной терапии", - утверждает профессор Вячеслав Тарантул, заместитель директора Института молекулярной генетики РАН. - Пока ведутся только эксперименты, причем с непредсказуемым результатом".

    Еще более категоричен руководитель отдела питания и лабораторного мониторинга ВНИИ физической культуры Александр Сорокин: "Сегодня генетический допинг в спорте - это пока легенда". Он один из тех ученых, кто в России изучает, чем же гены олимпийского чемпиона отличаются от генов мастера спорта, а тем более обычного человека. Задача, прямо скажем, непростая. Ведь вначале надо из 20 с лишним тысяч наших генов выбрать "спортивные", которые могут отвечать за высшие достижения.

    - Сегодня столбовые направления поиска уже, в принципе, ясны, - объясняет Сорокин. - Это три группы генов. Одни отвечают за состояние сердечно-сосудистой системы, другие - за скоростно-силовые качества, третьи - за способность быстро восстанавливаться после высоких нагрузок. Когда были выявлены первые гены по каждому из названных направлений, казалось, что по ним мы можем построить портрет спортсмена. Например, это ген АСЕ, с которого собственно и началась спортивная генетика. Десять лет назад англичанин Монтгомери определил: если данный ген у человека активен, то это может быть спринтер или баскетболист, а если пассивен, то - стайер. Но постепенно начали выявляться все новые гены, сегодня их известно более ста. И тут начались сложности. Оказалось, что гены взаимосвязаны, и для успехов в разных видах спорта нужна разная комбинация генов. То есть, чтобы разобраться, что же такое олимпийский чемпион, надо строить целое генетическое древо, а это пока неразрешимая задача. Более того, по словам Сорокина, даже рекордсмены могут удивить ученых набором своих генов. Судя по ним, перед вами середнячок, а он достиг высших результатов. Почему - пока у науки нет точного ответа.

    На что же сегодня в действительности способна спортивная генетика, если отбросить сенсации и легенды? О каком-либо вмешательстве в работу генов, о манипуляции ими, скажем, включении или отключении, речь вообще не идет. Словом, ученые не готовы "лепить" чемпионов. Более того, они даже не готовы ответить на сомнения амбициозных родителей. Многие приводят своих чад в престижные спортивные школы в надежде, что те станут вторыми "шараповыми" или "овечкиными" и будут зарабатывать миллионы. Но вначале в ребенка надо вложить большие деньги. И родители хотят знать - окупятся ли? По словам Сорокина, однозначно сказать пока сложно.

    - Я сейчас консультирую одного мальчика, который с четырех лет стоит на коньках и, судя по всем показателям, должен стать хорошим хоккеистом, - говорит Александр Александрович. - Из всех ребят, которых мы изучали, у него самая оптимальная композиция из 20 спортивных генов. Но будет ли он классным хоккеистом? Не ошибется ли генетический гороскоп? Покажет время. Ведь кроме генетики надо, чтобы сошлись другие многие факторы, например, требуется психологическая устойчивость, нужен классный тренер и т.д.

    В общем, чтобы спортивная генетика вышла из "колбы" и получила право на массовое применение, требуется терпение. А пока эта наука может действовать только по принципу "не навреди". То есть, изучив гены ребенка, сказать, каким видом спорта ему лучше заниматься, а какой противопоказан. Скажем, у кого низкая активность гена АСЕ, следует идти в стайеры, у кого высокая - в спринтеры. А если гены ребенка говорят, что его организм будет с трудом восстанавливаться после нагрузок, ему крайне осторожно следует заниматься спортом.

    - Надо снять со спортивной генетики налет сенсационности, оставить все ожидания, что она совершит революцию в спорте, - считает Сорокин. - Это очень молодая наука, ей нет и десяти лет. И когда появляются сообщения, что к Сочи уже сейчас надо создавать генетические портреты и отбирать будущих чемпионов, то, мягко говоря, желаемое выдается за действительное. Думаю, что генетическая селекция в ближайшие годы еще не станет главным способом отбора перспективных спортсменов. Здесь работы непочатый край.

    Может быть, за границей более радужные перспективы? Сегодня в мире изучением спортивных генов занимается множество лабораторий, однако серьезных публикаций, по словам Сорокина, практически нет. Скорее всего, на таких работах стоит гриф "совершенно секретно". Лишь в массовой печати периодически появляются сенсации вроде супермыши, но что касается исследований генов конкретных спортсменов, то здесь полная неизвестность.

    Но предположим, что наука с высокой вероятностью научится выявлять детей с феноменальными спортивными генами. Как отыскать их среди миллионов сверстников, чтобы во-время начать готовить к будущим победам? По оценкам специалистов, это поиск иголки в стоге сена. Ведь надо создавать систему мониторинга и пропускать через нее огромное число детей. Скажем, если один из тысячи наших пловцов станет в будущем олимпийским чемпионом - это прекрасный результат, учитывая, что, скажем, на Олимпиаде в Афинах не было ни одного.

    Хотя эксперименты с людьми в области генетического допинга запрещены, уже сегодня немало желающих испытать его на себе. Так американский профессор Ли Свини утверждает, что к нему постоянно обращаются спортсмены, готовые опробовать действие гена IGFI. В широкой печати появились сообщения, что этот ген увеличивает и укрепляет мышцы конечностей. А если к инъекциям добавить упражнения, то мышцы становятся вдвое сильней. Прочитав об этих исследованиях, спортсмены спешат предложить себя в роли подопытных.

    Внедрение гена - лотерея с непредсказуемыми последствиями. И если мышь может умереть от старости, так и не почувствовав генетического вмешательства, то спортсмен после введения генетического препарата может проститься с жизнью. Если к обычному допингу организм может со временем адаптироваться, то новые гены, попавшие в организм, могут влиять пожизненно.

    Справка "РГ"

    Что такое генетический допинг? Он предполагает доставку генов напрямую в клетки спортсмена, скажем, в виде инъекции. А затем ген-пришелец может провоцировать наращивание мышечной массы или рост эритроцитов в крови, что позволит ей быстро, а главное в максимальной степени насыщаться кислородом, повышая работоспособность спортсмена. В отличие от других видов допинга генетический невозможно поймать. Впрочем, специалисты утверждают, что наводкой может быть внешний вид атлета. Скажем, рельефная мышечная масса подскажет. что такой допинг применялся. Но уличить генетического гладиатора будет непросто. Потребуется мышечная биопсия с помощью громоздкого и сложного прибора. Причем проба ткани должна быть взята именно с того участка, куда внедрен ген-пришелец.

    Поделиться: