20idei_media20
    17.12.2008 02:00
    Рубрика:

    Курбан Бердыев получил приз лучшего футбольного наставника года от "РГ"

    Курбан Бердыев получил приз лучшего футбольного наставника года от "РГ" и ответил на вопросы наших журналистов

    Вчера в редакции "Российской газеты" побывал главный тренер казанского "Рубина" Курбан Бердыев, который получил из рук главного редактора "РГ" Владислава Фронина приз "лучшему тренеру года" по версии читателей нашей газеты.

    Наставник чемпионов России по футболу дал пресс-конференцию, а до нее пообщался с журналистами отдела спорта "РГ". Признаться, мы даже волновались: ведь если верить стереотипам, Курбан Бекиевич не большой любитель общаться с прессой. Но волнения оказались напрасны. Собеседником он оказался интересным и очень искренним.

    Российская газета: Курбан Бекиевич, в январе 2002 года бригада корреспондентов "РГ" побывала в Казани. Тогда "Рубин" еще играл в первом дивизионе и только готовился к повышению в классе. Расскажите, за счет чего за такой короткий по спортивным меркам срок удалось создать клуб, ставший чемпионом страны?

    Курбан Бердыев: Прежде всего за счет отношения к спорту в республике. Хотя на тот период, если помните, наша база была неустроенной. А приезжавшие иностранцы были просто в шоке, потому что спали на полу - кровати просто "никакие", люди стояли в очереди к умывальнику. Мы начинали с этого. Нам изначально нужен был результат, чтобы под него просить финансирование. Не скажу, что в первый же сезон в Премьер-лиге мы нацеливались на еврокубковую зону, но получилось удачно - попали в тройку призеров. И тогда уже Минтимер Шаймиев серьезно поверил в футбол, хотя до этого говорили, что футбол - не вид спорта для Татарстана и развивать его тяжело. Шаймиев понял, что сделать можно многое. Что же касается чемпионаства, то, я думаю, это стечение обстоятельств. Их много: и объективных, и субъективных. К объективным можно отнести то, что именно в этом году пришли в "Рубин" амбициозные ребята. Те, кто может и хочет. Такие, как Семак, Ребров, Милошевич, Карадениз. Их амбиций раньше команде не хватало, хотя потенциал был. Ну и, конечно, нам помог удачный старт. Ребята внутренне поняли: а почему бы и нет?

    РГ: Чего может добиться "Рубин" в Лиге чемпионов?

    Бердыев: Многое будет зависеть от встречи со спонсорами, которая состоится на днях. Будет серьезный разговор о перспективах. Я бы хотел, чтобы спонсоры обозначили задачи и свои возможности. И тогда уже будет ясно, кого из игроков приглашать.

    РГ: И тем не менее уже сейчас циркулирует много слухов о потенциальных новичках "Рубина". Какой будет вектор вашей трансферной политики?

    Бердыев: Мы интересуемся игроками из серьезных зарубежных клубов. В любом случае три-четыре приобретения будут - на позиции центрального и крайнего защитников, центрального полузащитника, нападающего. Рассмотрим и вратарскую позицию. Для успешного выступления в Лиге чемпионов нужно усиление.

    РГ: Вы упомянули таких игроков, как Ребров, Милошевич, Семак. Они уже достаточно возрастные, но сейчас в "Рубине" переживают вторую молодость. Почему?

    Бердыев: Я в паспорт игрокам не смотрю. Наверное, тут я из личного опыта исхожу, когда мне в 33 года предложили закончить играть, а я чувствовал, что могу еще - и по движению, и по умению. И та внутренняя обида, споротивление сохранились, видимо, надолго. В советское время в 33 года ты считался ветераном. А сейчас, когда мы брали того же Семака и просчитывали, сколько он пробегает за матч, выяснили что этот показатель даже выше среднего европейского уровня.

    РГ: Не секрет, что вы достаточно часто общаетесь с президентом Татарстана Минтимером Шаймиевым, другими руководителями республики. Как вы себя чувствуете при этом? Близость к столь высоким руководителям не смущает вас?

    Бердыев: Честно говоря, перед первой встречей я очень волновался. Но как только вошел Шаймиев, напряжение сразу же спало. Он умеет расположить к себе. Сказал: "Все, что есть, говори здесь. Чтобы в сердце ничего не оставалось". И первые слова, конечно, раскрепостили. По-разному проходили встречи. Но понимание было всегда.