16.03.2011 20:14
    Рубрика:

    Дмитрий Турсунов: В матчах за сборную трудно показать свой лучший теннис

    Дмитрий Турсунов полон желания помочь сборной не вылететь из мировой группы Кубка Дэвиса

    JSCODE1

    Выступая за Россию, чемпион Кубка Дэвиса-2006, обладатель шести титулов Ассоциации теннисистов-профессионалов (ATP) Дмитрий Турсунов не подсчитывает: сколько он теряет рейтинговых очков из-за участия в командных матчах. Он очень хочет помочь сборной остаться в высшем дивизионе престижного первенства, а также мечтает сыграть на Олимпиаде-2012 в Лондоне.

    Беседовать с Турсуновым весьма интересно. Но нужно быть начеку. Дело в том, что порой трудно разобраться, когда он шутит, а когда говорит серьезно. Помню, в позапрошлом году, после парной встречи Кубка Дэвиса в Аргентине, к Дмитрию обратилась одна местная журналистка: "Почему вы так долго не могли выиграть? Целых пять сетов сражались!" Турсунов ответил: "Все очень просто: мы с Игорем Куницыным вполне справились бы с соперниками и в трех партиях, но российский посол через капитана Шамиля Тарпищева попросил нас подольше находиться на корте, потому как приехал на стадион не к началу матча". Вот такое, на ходу придуманное объяснение Мити было точь-в-точь воспроизведено аргентинской прессой.

    Впрочем, для "Российской газеты" Дмитрий Турсунов сделал исключение - почти все время говорил серьезно. Тем более, что интервью состоялось по окончании матча первого круга Кубка Дэвиса в Швеции, в котором сборная России, увы, проиграла команде хозяев.

    Российская газета: Дмитрий, мы уступили с итоговым счетом 2:3, записав в свой актив две победы в матчах, уже не имеющих принципиального значения.

    Дмитрий Турсунов: Результат - это то, что мы проиграли команде Швеции. Какая разница - 5:0 или 3:2? От этого ничего не изменилось. Вот если бы уступили в пятой решающей встрече! Впрочем, тогда было бы, возможно, еще более обидно.

    РГ: Тяжелый был вообще матч?

    Турсунов: Да, очень. Знаете, Кубок Дэвиса - это постоянная нервозность. Можешь находиться в приличной форме, играть хорошо, но приедешь… и просто не попадешь в корт! Как ни крути, по сравнению с личными турнирами здесь совсем другая ситуация. Делаешь то, чего ну совсем не ожидаешь от себя - какие-то грубые, нелепые ошибки, тактические промахи. Наверное, тот, кто может выдержать психологическое давление, тот и может в командных встречах сыграть с большим запасом.

    РГ: А вы? В какой форме приехали в Бурос?

    Турсунов: Вот я и говорю - трудно определить. Вроде бы набрал игровую форму. Может быть, был даже в наиболее оптимальном состоянии, ведь другим ребятам пришлось лететь в Швецию из Америки.

    РГ: Тарпищев считает, что вы сейчас еще не готовы к затяжным поединкам из пяти сетов. Но все-таки приберегал вас для воскресных матчей - мол, вдруг придется играть решающий?

    Турсунов: Да я и сам знаю о своих возможностях на сегодняшний день. Что толку меня ставить, если я не помогу сборной?! Ну, представьте, я бы играл с Содерлингом два с половиной часа. Проиграл бы ему и оказался бы под вопросом - могу ли я в следующем турнире участвовать?

    РГ: Такова цена Кубка Дэвиса.

    Турсунов: Вот именно. Так что, с одной стороны, хорошо, что не угробился, играя четыре - пять партий.

    РГ: Все мы, конечно, надеялись что в парном поединке вы с Игорем Куницыным сумеете переломить ход встречи.

    Турсунов: Поверьте, мы тоже очень надеялись и хотели. Но повторяю, в матчах за сборную трудно показать свой лучший теннис. Особенно сильно ответственность ощущается на переходах, во время паузы между геймами. Мы с Игорем ошибались намного чаще, чем в матче, который бы проходил в рамках личного турнира.

    РГ: Тарпищев сказал, что все могло бы перевернуться, если бы не три судейские ошибки во время тай-брейка третьей партии.

    Турсунов: Пара наших мячей, действительно, попали в линию, а судьи засчитали их как аут. В теннисе, увы, такое бывает. Жаль, что не было возможности использовать "ястребиный глаз" - его попросту не было. Нашей стороне нужно было платить за его установку.

    РГ: В тренировочном, так сказать, поединке вы обыграли Аспелина, вышедшего на замену лидера - Содерлинга. Жалеете, что хотя бы в таком формате не выступили против Робина?

    Турсунов: Почему "жалею"? Наоборот - хотелось все-таки выиграть матч. Для уверенности, настроения. Между прочим, мне Томас Энквист перед этой встречей пригрозил, чтобы я не так уж быстро разделался с Симоном.

    РГ: Не хочу проводить аналогий мужского тенниса с женским, но все же: у вас в чем-то схожа ситуация с Динарой Сафиной. Ей, бывшей первой ракетке мира, а ныне скатившейся за пределы сотни, сейчас многие советуют поучаствовать в турнирах рангом ниже.

    Турсунов: Мы, кстати, с Динарой пару раз разговаривали, когда я в Москве был перед матчем Кубка Федерации. Она не жалуется - понимает ситуацию хорошо. Она профессионал, абсолютно не заносчивый человек. Ей надо пройти провал и она готова делать то же самое, что делаю и я - то есть, "спуститься" в турниры рангом ниже. Сейчас ей, может быть, не хватает наглости - качества, которое не очень цениться в людях, но которое нужно в спорте, чтобы добиться результатов.

    РГ: Вы ведь участвуете в маленьких турнирах?

    Турсунов: Да, но выступления на соревнованиях серии "Челленджер" - не самая легкая жизнь. Лишь только, если выиграешь турнир, можешь чуть-чуть подняться в рейтинге. А так - нет. На этих турнирах нет ни физиотерапевтов, ни докторов, ни каких-то помощников. Из аэропорта ты должен добираться самостоятельно, тебя никто не встречает. Ресторан должен сам искать, потому что питание на стадионе, как правило, не организуют. Так что обстановка не самая благоприятная, если сравнивать с матчами Кубка Дэвиса или турнирами ATP. Напрасно многие думают, что теннисисты - это небожители.

    РГ: Михаил Южный отказался выступать за сборную. Теперь, получается, он не попадет в состав тех, кто выступит за Россию на Олимпиаде-2012 в Лондоне. Если хотите и можете сказать что-то по этому поводу, скажите.

    Турсунов: Разве Миша полностью, навсегда прекратил играть за сборную?! Точно не знаю, я с ним не разговаривал. Но, видимо, проблема в том, что командные интересы не совпадают с личными планами. Впрочем, боюсь что-то комментировать - не хочется играть в испорченный телефон. Все люди разные по характеру. От себя скажу - моя жизнь от данного решения Михаила не измениться. Я считаю так: все, кто готовы играть за сборную, играют. Кто не готов - нет.

    РГ: А Николай Давыденко мотивировал свой тайм-аут в команде в частности тем, что сменил ракетку. Неужели к новому инвентарю так сложно привыкнуть?

    Турсунов: Непросто. Но Коля всегда что-то меняет - то форму, то кроссовки, то ракетку.

    РГ: Дмитрий, не удалось посмотреть Бурос? Довольный интересный городок - с множеством скульптур, с уникальным музеем текстиля.

    Турсунов: Нет, не особенно. Это вот Габа (Теймураз Габашвили - прим. А.Е.) все время куда-нибудь рвется, он не может сидеть на месте.

    РГ: Но вы тоже, я знаю, ради новых ощущений готовы раньше встать с постели? Например, как это было в Австралии, когда предложили прокатиться на новеньком "Ломбарджини".

    Турсунов: Но в этом шведском городе мне вряд ли удалось бы опробовать новое авто. А что касается Тимура, то, я помню, он как-то в Индии отправился на неофициальные, даже запрещенные бои змей. В итоге к началу шоу он не успел, и вообще его туда не пустили. Нет, по мне лучше спокойствие, тишина. Я - ленивец. Если меня повесить на ветке, я бы так и висел.

    РГ: Поедете играть переходный матч, который состоится в середине сентября?

    Турсунов: Обязательно, если позовут. Очень хочется, чтобы мы не вылетели из мировой группы. Но в играх плей-офф могут достаться сильные соперники - и Австралия, и Швейцария.

    РГ: А как насчет Олимпиады в Лондоне?

    Турсунов: На данный момент я не попадаю по рейтингу в сборную. Радует, правда, что это событие - великое, несомненно - еще нескоро. Надеюсь, поднимусь в классификации, и это позволит мне сыграть на Олимпиаде. Лишь бы сохранить здоровье, не получить травм, чтобы не уйти из спорта инвалидом.

    РГ: Вам нравится вообще быть в команде?

    Турсунов: Да, хотя наша команда была не в самом сильном составе. Наш самый сильный состав - не самый здоровый. И это грустно. А так - мы смеемся, прикалываемся. Проходит время, и вспоминаешь какие-то забавные моменты. Как, например, однажды Сашу Волкова в раздевалке лейкопластырем связали. В Швеции хотели нечто подобное сделать с Маратом Сафиным, но не стали: все-таки вице-президент Федерации тенниса России.