20idei_media20
    15.06.2011 23:20
    Рубрика:

    Штангист Василий Алексеев: У современных российских спортсменов нет чувства патриотизма

    Самый известный спортсмен Союза считает, что без массового спорта как без скамейки запасных

    О Василии Алексееве ходит много легенд, и имя его до сих пор на слуху, несмотря на то, что с большим спортом он расстался более трех десятилетий назад.

    Одна из них о том, как один из журналистов, собираясь на интервью, уточнил его адрес в городе Шахты. Великий чемпион обиделся на наивный вопрос, и интервью не состоялось. Поэтому, не желая наступить на те же грабли, нахожу дом Алексеева сама. Это несложно. Одна из аллей города самая что ни на есть звездная: на протяжении целого километра расположены баннеры с огромными портретами всех олимпийских чемпионов, которых подарил стране и миру скромный шахтерский городок. Их оказалось столько на душу населения, что Шахты попали в Книгу рекордов Гиннесса.

    А сам Василий Алексеев живет, как и тридцать лет назад, в небольшом одноэтажном домике в самом центре рядом со старым зданием мэрии и стройной аллеей сосен.

    Устроившись в медвежьих размеров кресле, замечаю крошечный кистевой эспандер - чемпион не считает мелочами делать простейшие упражнения на укрепление мышц и выжимает резину 1000 раз. "А дело, знаешь, не в размере снаряда, - преподал чемпион первый урок своей уникальной технологии тренировок. Каждый день, много-много раз выжать маленький эспандер, и кисть держится в форме".

    Российская газета: Василий Иванович, вы - символ советского славного спорта, и каковы же ваши ощущения, что уже нет той страны и спорта советского?

    Василий Алексеев: Отчасти жалею. В советское время было очень много достижений. Мы выиграли войну, создали совхозы, у нас было сельское хозяйство, которого сейчас нет. Мы первыми запустили в космос человека, предотвратили ядерную войну. Но в той правящей партии было столько дерьма. Социализм сам по себе, наверное, хорошая штука. Но, как и везде, во власть пролезают проходимцы. Получился же нормальный социализм в Китае, в Швеции, живут же люди хорошо. Там законы строже, мохнатых лап нет. У нас же на первых годах демократии мы покойников хоронили в целлофановых мешках - оттого что денег не было, ты этого не помнишь, да? А дефолт - обокрали народ за одну ночь...

    РГ: И вас лично это коснулось?

    Алексеев: У меня были деньги хорошие на книжках. Все ушли в чьи-то карманы. В последние годы чувствую разочарование - смотрю, народ нищает. Ведь сто рубликов добавят, а за свет, газ, воду сумасшедшие тарифы. Особенно у нас, в Шахтах. Люди, на мой взгляд, просто нищенствуют. Сейчас вот новая власть в город приходит, прежний мэр и его команда ушли. Как отношусь к этому? Как говорят во Франции, король умер - да здравствует король.

    Я в течение семи лет получал 15 тысяч рублей. Сначала это были деньги, но превратились в рядовую пенсию. Потом добавили президентскую стипендию, еще пятнадцать тысяч. Будет ли хватать? Конечно. Хватало же пятнадцати. Но до младшего лейтенанта полиции не дотягиваю. Я всегда чувствовал себя защищенным. В социальном плане, в любом. Но можно ли сказать также о тысячах других?

    Ведь чиновники остались по природе своей те же, и отношение к спортсмену как к отработанному материалу вряд ли кардинально изменилось. А ведь у нас много достойных людей - их и отмечать надо достойно, и не только спортсменов это касается.

    РГ: Ощутили вы на себе переход из одной страны в другую?

    Алексеев: Еще как. Я в 91-м жил в Шахтах, здесь. Уже был пенсионером, хотя из спорта ушел поздно - почти в 39 лет. Сидели в темных домах, без света - то был самый пик веерных отключений, энергетическая система, создававшаяся десятилетиями, была доведена до полного развала. Особенно это ощущалось в таких городках, как наш. В Шахтах полностью уничтожили угольную промышленность, вслед за ней сыграли в ящик и машиностроительные заводы, производившие технику для горняков. Куда делся народ? Побежал из города. Единственное, что мы приобрели - возможность говорить, что думаем. Вот как я сейчас. Но я бы не назвал это свободой слова. Это вседозволенность.

    РГ: А были приглашения покинуть свою страну?

    Алексеев: Упаси господь, все знали, что я ярый коммунист. А сейчас еще ярее. Но ни в какую партию не вхожу, потому что не верю людям, давно ставшим богатыми бизнесменами, которые ни за что уже не борются, ведь им это по большому счету не надо.

    РГ: Теперь чемпионы, возвращаясь победителями, получают и машины, и квартиры, и существенные премии. Раньше ведь такого не было. Вот сколько вы получали в советские годы?

    Алексеев: 300 за Союз и 3000 рублей за олимпийскую медаль. За эти деньги можно было купить мотоцикл. С коляской. Сейчас платят сумасшедшие деньги. А толку нет. Вот скажу про футбол: на поле играют 22 миллионера, а нищие смотрят с трибун. Миллионеру нужно ломаться, травмы получать - зачем? Если можно спокойно отыграть. Он не боится, что его выгонят - ведь все такие же, как он, всю команду не выгонишь. Раньше у нас в голове деньги не стояли. У нас Родина была, флаг, патриотизм, это не пустые слова. Сейчас его очень сложно как-то обнаружить у спортсменов. Причина - отсутствие массовости спорта: негде взять, неоткуда вырастить спортсмена большого полета, нет скамейки запасных.

    РГ: Вы сильный человек физически. Чтобы стать самым сильным человеком планеты - можно вас так называть - что нужно? В чем сила?

    Алексеев: Физически были намного сильнее меня - и в стране, и за рубежом. Особенно в приседаниях, тяге. Но в технике подъема штанги, в скорости ее подъема мне равных не было. Я умудрялся все мышцы вложить в этот подъем, а в первую очередь силу характера, духа. У нас много спортсменов, которые всю силу оставляют на тренировочном помосте и не доносят ее до соревновательного. Выходят туда и ничего не соображают. Был герой дома, а теперь дрожит весь. И это бывает не просто часто - поголовно. Человек слаб характером, ему нужно думать о том, как донести силу до победы. Надо тренировать характер любыми методами. В силе духа вся сила. И как она измеряется - нет такого прибора.

    РГ: Вам даже Высоцкий песню посвятил, "Штангист". А вы всегда такой, с характером?

    Алексеев: В жизни я совсем не грозный, я пушистый. Мне многие говорят: у тебя тяжелый характер. А на каких весах это можно измерить? Я считаю, у меня нормальный характер. У меня очень много друзей, они тянутся ко мне, и никто не считает меня тяжелым человеком. Кто-то слепил образ, и пошло... Про меня столько бреду сочинено. Рассказывали, что в советские годы я голодал и хлеб мешками покупал. Да, было мало продуктов. Жил в Рязани, там такой хлеб неудобоваримый делали, и вот я ездил за свежими буханочками в Москву. А чтобы не каждый день мотаться, брал сразу мешок бородинского. А сейчас был в Киеве, там Олег Блохин насочинял, что я пью молоко литрами. Я ему: Олег, я вообще молоко не пил никогда, потому что для меня это пурген. Тем более перед соревнованиями. Представляете? А любимое блюдо на самом деле у меня как у Жванецкого - мятка с капустой квашеной.

    Справка "РГ"

    Василий Иванович Алексеев родился 7 января 1942 года в поселке Покрово-Шишкино Рязанской области. С 1966 года и по настоящее время проживает в городе Шахты, Ростовская область. Чемпион Олимпийских игр (1972, 1976), мира (1970-1971, 1973-1975, 1977-1978), Европы (1970-1975, 1977-1978), СССР (1970-1976) в тяжелом весе.

    Установил 80 мировых рекордов, 81 рекорд СССР. Обладатель действующего мирового рекорда по сумме трех упражнений - 645 кг. В настоящее время официальные соревнования по тяжелоатлетическому троеборью не проводятся, поэтому рекорд Алексеева не может быть побит.