28.03.2012 23:09
    Рубрика:

    Российские фигуристы неудачно выступили в Ницце

    После короткой программы наши пары на 4-м, 8-м и 11-м местах. Что произошло?

    Все началось, как мне показалось еще в конце разминки, где катались все три наших пары, вполне законно претендовавшие на медали - Максим Траньков - Татьяна Волосожар, Юко Кавагути - Александр Смирнов и Вера Базарова - Юрий Ларионов.

    Вдруг поскользнулась и неудачно приземлилась Татьяна Волосожар. И понеслось. Упал Саша Смирнов, и программа, так здорово поставленная, отрепетированная, выстраданная и Александром, и Юко, и Тамарой Москвиной не задалась. Ребята - 11-е, и выбираться из такой далекой дали очень сложно.

    И будто,  по цепочке,  страшная эпидемия ошибок передалась выступавшими вслед за ними Вере Базаровой и Юрию Ларионову. Тут тоже оплошал партнер. А в конце произошел казус: Юра упал на ровном месте. Вспомнилось, как такую же ошибку допустили в 2002-м году на Белой Олимпиаде в Солт-Лейк Сити канадцы Сали - Пелетье, ставшими вместе с нашими Сихарулидзе - Бережной олимпийскими чемпионами. Тогда им падение простили. Судьи посчитали, что оно произошло уже после окончания программы. И здесь арбитры тоже оказались снисходительны, обошлось без вычитаний таких нужных баллов. Однако общее впечатление все равно было смазано 4-е место.

    А уж совсем непонятное случилось с Максимом Траньковым. Он упал, когда пара выполняла вроде бы безошибочно разученный и не такой сложный элемент. До своего лучшего результата сезона не добрали 12 баллов. 8-е место чемпионов Европы не оставляет шансов на победное чудо.

    Алена Савченко - Робин Шелковы все это знали, и потому трехкратные чемпионы мира откатали исключительно осторожно, без риска, медленнее и, по-моему, хуже обычного. Но они первые, за ними еле докатавшие короткую программу до конца китайские ветераны Квинг Панг (она-то еще держалось молодцом) и Джиан Тонг, еле передвигавший ноги. Третьи пока нежданно и также негаданно, спасибо трем нашим парам, стали молодые японцы Наруми Такахаши - Мервин Тран, по проживанию, воспитанию и выговору типичные американцы.

    Но что же такое уложило на лед наших? Наверное, лучше если я предоставлю слово самим ребятам. Саша Смирнов по горячим следам считает, что конек провалился как в ледовую трещину.

    Юрий Ларионов, никак себя не оправдывая, назвал лед не слишком хорошим. В одних местах он мягкий, в других - жесткий, а утром на разминке был не таким, как вечером.  

    Максим Траньков выглядел убитым. Расстроенная Татьяна Волосожар его деликатно утешала. Максим признался честно: во всем виноват только он. Даже не знает - элемент простой, настрой на победу был, сначала все шло как надо. Но лед действительно плохой. Очень непривычная обстановка: на улице - лето, во Дворце - зима. Не слишком повезло с жеребьевкой. Себя Траньков назвал пессимистом, пояснив, что в дуэте играет именно эту партию, а Татьяне отвел роль оптимистки. Но пообещал, что они будут бороться, доказывать себе, соперникам и судьям, что они совсем не восьмая пара, как это значится в протоколе короткой программы.

    Признаться, и я был ошарашен. С моего отсчета репортажей о фигурном катании, который веду с 1975 года не было такого, чтобы все три наши пары вот так валились на лед. Попросил коротко прокомментировать неудачу наших ведущих тренеров.

    - Да такого не было и до 1975-го, - тяжело вздохнула замечательный тренер Елена Чайковская. - Надо разучивать элементы, а не распускать себя.

    А ее муж, Анатолий Чайковский, журналист и в 81 год старейшина среди нас, пишущих о фигурном катании, напомнил о Станиславе Жуке: - Да тот бы за такие ошибки… Но его пары их не допускали. Техника была поставлена безукоризненно.

    Елена Водорезова- Буянова уверена, что все элементы освоены. Какая-то тяжелая неудача. Техника у тех же Волосожар - Транькова хорошая.

    Алексей Мишин со свойственной ему афористичностью заметил, что подобного исхода в короткой программе не мог предвидеть и злой волшебник.

    Подошел я к Нине Мозер - тренеру Волосожар - Транькова.

    - Нина, прошу вас, не переживайте. Может быть, лед плохой? Или на ребят так подействовали выступления двух других пар?

    - Нет. Об этом и говорить не надо. Не будем оправдываться. Зачем это? Сами виноваты. Но понять, как это действительно с Максимом произошло, не можем. Он так переживает. Все равно надо биться. Будем бороться в произвольной. Но оттуда выбраться наверх, к призовым местам, сложно.

    Позволю и собственный комментарий. Что делать, если лед неважный. На это еще утром, на тренировках, жаловались не наши - зарубежные фигуристы. Может, он не выдержал многочасовых квалификационных состязаний. Или растопила его в иных местах жара, необычная  и для Ниццы - жемчужины у моря. Согласен я и с Траньковым. Перепад температур снаружи и внутри, для нас, северян, переносится тяжко. И все же плохой лед - плох для всех. 

    Самое удивительное, что короткая программа продемонстрировала: всем трем нашим дуэтам по силам и по мастерству драться за медали, в том исле и золотые. Немцы подустали, как никак Шолковы - 32, он в Ницце старейшина, китайцы держатся, но с трудом. А нашим нельзя допускать "невынужденных", как говорят в теннисе, ошибок. И с этими невеселыми мыслями я отправился на короткий танец, начавшийся в 22.40 по Москве.

    Уж не знаю, верить - не верить организаторам, будто первенство мира увидят по телевидению свыше полумиллиарда зрителей. Точнее 560 миллионов. Хочется верить. А вот бюджет  Оргкомитета составляет 8 миллионов евро. Право, не берусь судить, много это или мало по нынешним инфляционным временам, когда в начале 1990-х килограмм помидор тянул на пять франков, а сегодня он стоит те же пять, только евро - в пять с лишним раз больше. Но все же потратились, привезли волонтеров из Парижа, и один такой вез меня на стадион: и навигационная система не помогала. Набрали и местных добровольцев из школы фигурного катания. Любимица Ниццы Сурия Бонали, живущая в Ницце, провозглашена посланницей мирового первенства. Темнокожая многократная чемпионка Европы, удочеренная белыми родителями, выглядит прекрасно. Сколько ж лет не могли обыграть ее наши девчонки. Еще один популярный в Ницце человек - многократный призер европейских первенств и известный тренер Жан-Кристоф Симон комментирует чемпионат по Интернету и в газетах - какую ни открой, всюду его призывы идти на каток и поддержать своих.

    Приятно, что у мужчин в квалификации хорошо показал себя Сергей Воронов, занявший второе место за китайцем Сонгом. Последний раз наш 25-летний фигурист катался в отборе еще на юниорском чемпионате мира. В Ницце он выглядел уверенно. Самому Воронову понравилось и его собственное катание, но еще больше - поддержка публики. Среди зрителей Сергей углядел и князя Монако. Тот приехал поболеть, может и за Воронова, ибо княжество соседствует с Ниццей.

    Здесь же расположилась и его старшая сестра принцесса Каролина со своей дочкой Александрой. Кстати, неплохой фигуристкой. Но это она в маму. Принцесса Каролина, учившаяся в США, как-то давно рассказывала мне, что выступала за разные студенческие сборные, правда, по плаванию.

    Рыжеволосая Марина Анисина в Ницце - своя. Олимпийскую чемпионку 2002 года в танцах вместе с Пезейра помнят и ценят. Теперь ей даже доверяют быть руководителем французской сборной по фигурному катанию, соревнующейся в мировых сериях Гран-при.

    А еще до начала короткой программы я увидел живого Патрика Чана. Считающийся безоговорочным претендентом на чемпионство канадец, потренировавшись ранним утром, выходил из Дворца в ярчайших красных кроссовках. Был доволен собой, и даже милостиво остановился.

    - Патрик, как вам здесь?

    - Благодарю, прекрасно.

    - Планы, что и в Москве - выиграть?

    - Именно так.

    - Сюда не приехал наш Плющенко...

    - Тут и так много сильных конкурентов. У некоторых есть шансы.

    Хотелось добавить - на второе место. В том числе и у нашего Артура Гачинского. Правда, его тренер Алексей Николаевич Мишин капельку расстроился. У Артура возникли небольшие сложности с ботинком. Это как у скрипача со смычком. Но потом в кулуарах разнеслось: со скрипкой, то есть, с ботинком, все в порядке.

    Ну, а если серьезно, то подробности с ботинком рассказали французы. О починке  позаботился Алексей Мишин: надо было прострочить несколько сантиметров, с чем моментально справился сапожник из, конечно, Ниццы Хорхе Фернандесс. А профессор Мишин, что больше всего воодушевило местных мастеров, трогательно поблагодарил их на французском.