20idei_media20
    19.05.2020 17:50
    Рубрика:

    Глава ВФЛА: Сложно, но руки не опускаются

    Новый лидер легкоатлетов РФ явно не пессимист
    С далекого уже ноября 2015 года наши легкоатлеты отлучены от международных стартов. Появляются на чемпионатах разве что в надоевшем и обидно-нейтральном статусе. И когда показалось, что восстановление в правах уже относительно близко, прежнее руководство Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) вдруг взялось за старое.

    Возьмет ли наша легкая атлетика новую высоту с новым президентом? Фото: Михаил Джапаридзе / ТАСС

    Попыталось покрыть подлог молодого таланта - прыгуна в высоту Данилы Лысенко, намудрившего с объяснениями относительно "флажков" в системе АДАМС. Все вернулось на прежние печальные круги своя, а новым президентом ВФЛА избрали Евгения Юрченко. Ему разгребать Авгиевы конюшни.

    Евгений Валерьевич, вас избрали 28 февраля. И в каком состоянии находится наша легкая атлетика? На мой взгляд - на предпоследнем издыхании.

    Евгений Юрченко: Она в состоянии жесткого стресса после временного, но длящегося уже почти пять лет исключения ВФЛА из World Athletics и ограничений по участию наших легкоатлетов в международных соревнованиях. Вид спорта, бесспорно, под серьезным прессингом. И тут еще одно: много лет в стране обращалось внимание на развитие других видов спорта, легкая атлетика занимала тут последние места. Сколько легкоатлетических стадионов уничтожено в угоду тому же футболу. В 2013 году прошел чемпионат мира в Лужниках. А что осталось от этой базы? Ничего, Камня на камне не оставлено. Разруха рядом.

    И каковы сейчас главные задачи нового президента - ваши?

    Евгений Юрченко: Надо придать ВФЛА другой имидж. Мы должны отталкиваться от массового спорта. Тогда вырастим и спортсменов высшего класса. Конечно, как ни сухо это звучит, нужна материально-техническая база. И, на мой взгляд, главным помощником здесь может являться государство, у него ключ от зажигания. А после восстановления федерации на международном уровне, надеюсь, что поменяется отношение к нам и попечителей, и спонсоров. Я уверен, они обязательно придут, мы сможем их заинтересовать. Но сейчас, конечно, сложно. Закончится пандемия, на фоне которой даже очень устойчивые федерации теряют финансовую поддержку, и ситуация, возможно, поменяется.

    Собираетесь менять состав работников ВФЛА?

    Евгений Юрченко: Пока можно работать и этим составом. Очень важно, как будет проходить процесс нашего международного восстановления. От этого зависит, в каком количестве людей и каких профессиональных компетенций федерация будет нуждаться.

    Встречались с руководителями столь суровой к нам Уорлд Атлетикс, бывшей ИААФ?

    Евгений Юрченко: Не общались: последние два месяца и мы, и они на изоляции. Ни мы к ним, ни они к нам. Было определено, что создается комиссия по восстановлению ВФЛА под моим председательством и два представителя Уорлд Атлетикс войдут в нее. Комиссия сформирована, ждем после снятия карантинных ограничений назначения представителей WA. Наде­емся, в июне обе стороны смогут рассчитывать на встречу. Сейчас идет активная переписка, общаемся как по стратегическим вопросам - условия выплаты штрафа и восстановления федерации, так и по текущим - антидопинговые критерии формирования сборной, условия получения нейтрального статуса…

    Перед нашим разговором ознакомился с вашей трудовой биог­рафией. Вы руководили крупными компаниями, были исполняющим обязанности заместителя губернатора Воронежской области. А как со спортом? Кто-то говорил, что вы выполнили норматив мастера.

    Евгений Юрченко: Нет, я играл в гандбол за сборную Воронежской области. Первый мой большой проект в спорте - это обеспечение безопасности вместе с крупной немецкой фирмой на Олимпиаде-2004 в Греции…

    …И не думал отвешивать комплименты, но тогда отлаженная система безопасности меня поразила. Все тут было так здорово, что в последний день впервые за историю Олимпийских игр XXI века даже отменили обязательный досмотр при входе на церемонию закрытия.

    Евгений Юрченко: Много работал с нашим Олимпийским комитетом. Еще в в 2009 году организовывал соревнования международной серии Гран-при "Ростелекома" по фигурному катанию. После кризиса 2008 года важно было поддержать фигуристов. И получилось. Этот проект действует и сегодня. А в 2014 году компания, в которой я председательствовал в совете директоров, была генеральным спонсором Олимпиады в Сочи. Мы немало сделали для подготовки и проведения Игр.

    Вернемся к легкой атлетике. Понимаю, что вы имеете в виду, говоря "разруха рядом". А как обстоят дела чисто спортивные? У меня впечатление, что остались Ласицкене - Сидорова - Шубенков, а остальное - выжженная земля.

    Евгений Юрченко: Нет, пласт земли, если говорить в вашем стиле, очень большой. За эти годы, несмотря на все сложности и, так скажем, во многом даже вопреки им, появились молодые и талантливые легкоатлеты. Помимо упомянутых вами троих - самых титулованных и уникальных - на сегодня у нас еще 18 спортсменов выполнили олимпийский норматив, и я уверен, их число еще увеличится. Вы не упомянули ни Василия Мизинова, ни Илью Иванюка, ни Михаила Акименко, а ведь эти трое тоже были с медалями на ЧМ-2019 в Дохе. Завоевали медали наши спортсмены в прошлом году и на европейских чемпионатах U20 и U23, и на европейском юношеском олимпийском фестивале. Резерв и молодежь есть, другой вопрос, что для того, чтобы им полностью раскрыться, не хватает ни международных стартов в полноценном объеме, ни материально-технической базы, ни резервов науки и медицины. Об опыте международных стартов хотел бы сказать особо. Без него, соревнуясь только на внутрироссийских турнирах и не конкурируя со спортсменами высшего уровня, расти и прогрессировать очень сложно. А сейчас, в 2020 году, Уорлд Атлетикс дает возможность выступления на крупных официальных стартах только десяти нашим спортсменам. Да, все официальные старты этого года, кроме чемпионата мира по полумарафону, отменены или перенесены, но это ущемление прав наших спортсменов и, на мой взгляд, чрезмерное наказание.

    Евгений Юрченко: За эти годы, несмотря на все сложности и, так скажем, во многом даже вопреки им, появились молодые и талантливые легкоатлеты

    Почему так? Раньше ведь количество "нейтральных" не ограничивали.

    Евгений Юрченко: Сейчас такие ограничения. На мой взгляд, это одна из форм давления на федерацию. 12 марта совет WA принял решение о подобном лимите для участия российских легкоатлетов в Олимпийских играх, чемпионатах мира и Европы. Еще раз уточню, лимит касается 2020 года. На другие международные турниры - коммерческие и прочие - он не распространяется. По лимиту, да и многим другим пластам взаимоотношений, у ВФЛА есть вопросы к WA. Нам необходимо выстроить модель для дипломатического общения, в которой помимо жесткой работы в борьбе с допингом и контроля этой сферы будут учитываться и наши интересы и возможности по развитию легкой атлетики в стране. Да, мы готовы работать в условиях нулевой толерантности к допингу и жесткого соблюдения антидопинговых правил, но хотим, чтобы в полной мере соблюдались интересы наших чистых спортсменов, интересы развития вида спорта, который в нашей стране уже, увы, почти при смерти.

    Вы не жалеете, что стали президентом ВФЛА, быть может, в труднейший момент ее существования?

    Евгений Юрченко: Для меня это действительно очень большой вызов. Да, трудно, и, говоря откровенно, из тех людей, кто был виноват в создавшейся ситуации, мне некого жалеть. С другой стороны, это сложная задача, которую мы должны решить. Без этого не будет ни полноценных Олимпиад, ни полноценных выступлений на них сборной России. Сложно. Но руки не опускаются.

    Вы еще и оптимист.

    Евгений Юрченко: Спасибо. Мы ждем помощи и от прессы. Наша задача выполнима.