Уникальное российское судно станет ведущей в мире научной базой на полюсе

В этом году ожидается выход в Арктику уникального российского судна - ледостойкой платформы "Северный полюс". Вернется оно обратно через два года. Благодаря экспедиции станут точнее климатические модели. Но это лишь одна из многих ее задач

Отдать швартовы!

Уже девятый год из Центральной Арктики не поступает постоянных данных о природной среде. Новый "Северный полюс" изменит ситуацию. Он примет эстафету от дрейфующих станций "Северный полюс", которые ведут свою историю с 1937 года, но уже не работают в Арктике.

Несмотря на небольшие размеры (длина 83 метра, ширина 22 метра) платформа вместит в себя все самое необходимое для научных работ в Арктике, включая шестнадцать лабораторий, оборудованных самой современной техникой.

Степень готовности "Северного полюса" - 90 процентов. Ледостойкая судно-платформа, уверяют эксперты, станет ведущей мировой научной площадкой для проведения исследований в Арктике на ближайшие десятилетия.

Об этом проекте "Российской газете" рассказал директор Арктического и антарктического научно-исследовательского института, доктор географических наук Александр Макаров. Именно этот институт - идеолог проекта, в его стенах разработана концепция судна-платформы.

Иностранцы просятся на борт

Александр Сергеевич, сейчас "Северный полюс" проходит швартовные испытания. Скоро в Арктику?

Александр Макаров: Планируем первый рейс в этом году. Гендиректор АО "Адмиралтейские верфи" Александр Бузаков во время встречи с главой минприроды Александром Козловым назвал срок сдачи - 1 июля.

А идеальное время для старта экспедиции - сентябрь-октябрь, когда наиболее легкие ледовые условия. Лед в Арктике сходит в июле-августе.

Мы выйдем в Северный Ледовитый океан, затем платформа будет вморожена в лед, а вокруг нее развернут лагерь, где ученые смогут проводить исследования.

В чем все-таки уникальность этой платформы?

Александр Макаров: Наблюдения мы сможем проводить круглогодично. А технические характеристики позволят платформе два года дрейфовать в Арктике, не заходя в порты.

Продукты, одежду, необходимое оборудование будем доставлять авиацией - вместе с очередной сменой персонала. На борту для этого есть вертолетная площадка. И у нас отработана технология организации взлетно-посадочных полос на льду рядом с платформой.

Ротация кадров запланирована каждые четыре месяца. А через два года судно вернется в порт, пройдет необходимые технико-ремонтные работы, и снова возьмет курс на север.

И на сколько лет его хватить?

Александр Макаров: Срок службы платформы 25 лет, но, думаю, сможем увеличить до 30-40 лет. У нас появляется возможность планирования долгосрочных экспериментов.

Они будут проходить десятилетиями! Этот подход кардинально отличается от общемирового тренда на масштабные, но разовые экспедиции. Судно позволит проводить сотни различных исследований. И сеть наблюдений покроет большую часть Арктического бассейна. А благодаря единой программе данные будут взаимодополнять друг друга. В результате климатические модели станут точнее, повысится уровень поддержки безопасной навигации.

Мы сможем круглогодично получать информацию из Центральной Арктики, которая сейчас недоступна. Это настолько редкие данные, что уже выстроилась очередь из иностранных коллег, которые заинтересованы поучаствовать в экспедиции.

Раскройте секрет: какие исследования планируете?

Александр Макаров: Программа будет максимально насыщенной - океанографические работы, геологические, биологические, гидрохимические, геофизические. Даже космические и спутниковые.

Идея программы экспедиции - закрыть все. От дна Ледовитого океана, через толщу воды (с изучением биологической составляющей), лед и далее вверх. От забора донных отложений до верхней атмосферы.

Предполагаем широко использовать дроны - как под водой, так и в воздухе. Безусловно, думаем и о медицинских, социальных исследованиях. Как поведут себя люди, находясь в замкнутом помещении долгое время, как будет меняться их психологическое состояние и взаимоотношения. Что очень важно - все исследования будут проводиться в рамках единой программы.

Встречи с белыми медведями

Сколько человек планируете взять в рейс?

Александр Макаров: На платформе будет находиться 48 человек: 14 - судовая команда. 34 - экспедиционный состав. На самом деле 14 человек - это небольшое число для судна такого класса, но достаточное.

Наши полярники получат недоступную сейчас информацию. Выстроилась очередь из иностранных коллег, желающих участвовать в этой экспедиции

Дрейфующие станции начинались с палаток, в которых и спали, и ели, и работали. Быт был аскетический. Затем появились модульные домики. Какие условия предложите полярникам на платформе?

Александр Макаров: По сравнению с первыми дрейфующими станциями - санаторные. Одноместные комфортабельные каюты, спортзал, бассейн небольшой, удобная одежда.

Решается вопрос с обеспечением качественным интернетом (будем дрейфовать в высоких широтах, где не вся спутниковая связь работает). Но комплекс научных наблюдений будет развернут и на льду, рядом с судном. Будут ходить с корабля на лед на работу. Неблагоприятные погодные условия гарантированы. Романтики тоже хватит. А как без нее полярнику?

Раз полярникам предстоит выходить с платформы, значит, есть вероятность повстречаться с белым медведем?

Александр Макаров: Конечно. Вокруг судна будет выставлена спецсигнализация, тепловизоры, чтобы обнаружить мишек еще на подступах. Группы будут сопровождать специально обученные люди.

Я сам с белым мишкой встречался дважды. Один раз он мимо неподалеку протопал. А второй раз матерый медведь посетил палатку, где мы еду готовили.

И я впервые увидел, как формируется паника у людей. Даже у полярников с опытом. Я понял: пока человек не окажется в критической ситуации, ты не можешь знать, как он отреагирует. Да и о себе этого не знаешь. Тот случай закончился благополучно: все остались целы, включая мишку.

Собак на платформу возьмете? Все-таки с ними уютнее.

Александр Макаров: Для уюта - домашние тапочки и плед. Собак берут из практических соображений.

Они издали чувствуют медведей, вовремя оповещают о них, тем самым помогая предупредить неприятные инциденты и вовремя отогнать сурового хозяина Арктики. Убивать медведей запрещено, если нет прямой угрозы жизни.

Бананы на Северном полюсе

Александр Сергеевич, какие главные проблемы стоят перед Арктикой в связи с изменением климата?

Александр Макаров: Проблемы стоят не перед Арктикой, а перед обществом, которое активнее работает, присутствует и живет в Арктике. Климат меняется: мы наблюдаем потепление, таяние льдов.

Но температура, равно как и количество льда, меняется нелинейно. До того чтобы в Арктике можно было выращивать бананы в открытом грунте, мы вряд ли дойдем в ближайшие несколько десятков лет.

Однако заметная часть многолетних льдов будет утрачена, останется однолетний лед. Увеличится зона айсбергов и торосов, которую придется пересекать или огибать. Задача ученых - собрать и проанализировать текущие данные, понять, куда мы движемся.

Возможно, трансформация будут кардинальной и со временем планета полностью изменит свой облик. Есть мнения, что изменения носят цикличный характер. Главный вопрос - насколько большой этот цикл: 60 лет или 2000. Пока однозначного ответа на этот вопрос нет.

Насколько сейчас заметно потепление на полюсах?

Александр Макаров: Не все так однозначно. Да, мы отмечаем потепление, льдов становится меньше. Но ледяной покров уменьшается только в летний период, а зимой Арктика остается покрытой льдом.

При этом продолжительность зимы в Арктике достаточно велика, иногда до десяти месяцев. В этом году, например, ледовые условия были достаточно сложные. В восточном секторе российской Арктики, особенно в Восточно-Сибирском море, толщина льда достигала полутора метров.

Личное
Александр Макаров: Полярник должен иметь терпение, уметь ждать, мобилизоваться в нужный момент. И, как поется, сердцем не стареть. Фото: Арктический Антарктический НИИ

Главное - терпение

Александр Сергеевич, какие качества необходимы, чтобы стать полярником?

Александр Макаров: Терпение и умение ждать. Готовность мобилизоваться в нужный момент. И, как поется, сердцем не стареть.

Каким был ваш путь к Арктике?

Александр Макаров: Я родился в Ленинграде. И в октябрята меня принимали в ленинградском музее Арктики и Антарктики. Тогда и предположить не мог, что жизнь меня свяжет с полярными исследованиями. Самое сильное впечатление от музея - самолет-амфибия "Ш-2", который летал в Арктику в 30-60-х годах XX века.

После школы поступил в Санкт-Петербургский государственный университет на факультет географии и геоэкологии. В 2003 году мой учитель, профессор Дмитрий Большиянов, пригласил участвовать в полярной экспедиции в дельту реки Лены. В экспедициях я прошел путь от студента-практиканта до начальника.

До 2015 года ездил в арктические экспедиции постоянно, с 2016 года стал заниматься и административной работой. Сейчас больше работаю с молодежью. Преподаю в Институте наук о Земле Санкт-Петербургского государственного университета. Сейчас, кстати, 80 процентов студентов - девушки.

А на "Ш-2" так и не удалось полетать, поскольку самолет был снят с эксплуатации еще до моего рождения. Но на вертолетах, на "Ан-2", налетался: нормально.

Ключевой вопрос
Программа исследований будет максимально насыщенной: океанографические, гидрохимические исследования. Даже космические и спутниковые. Фото: Арктический Антарктический НИИ

Зачем нам это?

Дрейфующая станция "Северный полюс-40" ушла из Центральной Арктики в 2013 году. Она была последней. Александр Сергеевич, почему для нашей страны так важно вернуть дрейфующие станции - пусть и в виде платформы?

Александр Макаров: Будущее мировой арктической науки связано с возвращением к дрейфующим исследованиям в высоких широтах. Это общемировой тренд.

В XX веке исследования с дрейфующих льдин были необходимы для понимания природных процессов в Арктике, о которых тогда было мало что известно. Но сейчас тех знаний, что накоплены за предыдущее столетие, уже недостаточно.

Спутниковых данных для оценки состояния природной среды тоже недостаточно, нужна информация in situ (на местах) о распределении водных масс, характеристиках льда, загрязнениях. Это возможно сделать только во время экспедиций.

Наиболее точные данные можно получить, если разместить на дрейфующем льду станцию и отслеживать динамику льда вместе с метеорологическими и океанологическими показателями на протяжении как минимум одного года.

В свое время работы дрейфующих станций были приостановлены из соображений безопасности.

Александр Макаров: Программу дрейфующих экспедиций на льду пришлось свернуть из-за последствий изменения климата. Первая дрейфующая станция начала работу в 1937 году. Последняя, сороковая, была эвакуирована в 2013 году из-за неблагоприятных ледовых условий.

Новые условия подтолкнули нас к поиску иных путей. Сейчас мы говорим о совершенно новом подходе - безопасной и надежной платформе, которая сможет как вмораживаться в лед, так и в нужный момент продолжить работу на плаву.

Заметная часть многолетних льдов в Арктике будет утрачена, останется однолетний лед. Увеличится зона айсбергов и торосов, которую придется пересекать

Идея создания такого судна родилась в стенах нашего института. Ее автором был мой наставник, ученый-океанолог, полярник, в то время директор нашего института Иван Евгеньевич Фролов. Он много лет продвигал этот проект и ушел из жизни накануне спуска платформы на воду.

Организацию работы на платформе мы отработали в 2019 году во время экспедиции "ТРАНСАРКТИКА", организованной Росгидрометом. Вморозили судно "Академик Трёшников" в лед и успешно отработали развертывание лагеря, работу со льда и эвакуацию.

Погода

Холодный февраль Сибири

Весна прогнозируется более влажной по югу и сухой по северу, сообщила "Российской газете" заведующая базовой кафедрой Института солнечно-земной физики Сибирского отделения РАН - кафедрой метеорологии и физики околоземного космического пространства географического факультета Иркутского госуниверситета Инна Латышева.

Более влажным ожидается начало лета и более сухим его середина. Скорее всего, продолжится уже ставшая привычной тенденция чередования волн тепла и холода.

Что касается сибирских регионов, то, по модели CFS (система климатических прогнозов), февраль в этом году ожидается более прохладным, за исключением южных районов Западной Сибири и Красноярского края.

А март - более прохладным в центральных районах Западной Сибири и Красноярского края. Холодными ожидаются весна и начало лета, а более теплым июль.

Все эти прогнозы, подчеркнула метеоролог, носят вероятностный характер.

Пока объяснить преобладающие отрицательные температурные аномалии можно сохраняющимся холодным эпизодом Ла-Нинья (понижение температуры поверхности океана) на значительной площади экваториальной зоны Тихого океана. А также влиянием холодных циклонических вихрей над Сибирью на высотах.

"Кстати, по данным климатических карт, в прошлом году рекордсменами по теплу в нашем Северном полушарии стали Арктика, Китай, Северная Африка и Северная Америка", - отметила климатолог Инна Латышева.

По ее словам, для России прошлый год оказался холоднее аномально теплого 2020-го более чем на два градуса по Цельсию.

Температуры выше обычного преобладали над большей частью территории России только в апреле, августе и ноябре.

Зимние холода были связаны с усилением полярных антициклонов и, как следствие, ослаблением влияния атлантических циклонов в глубине материка.

По словам климатолога Инны Латышевой, полярные антициклоны определили и погоду во второй половине лета: из-за них атлантические и южные циклоны не могли сместиться на север Сибири и Якутии.

Это стало причиной развития катастрофических по площади и последствиям лесных пожаров.

В течение 2021 года зарегистрировано немало температурных аномалий. Например, 57-градусные морозы, которые держались на севере Иркутской области с 22 по 24 января.

Тогда сибирский антициклон объединился с арктическим, и в северные районы поступал очень холодный воздух из Гренландии и Якутии. А июль в Иркутске оказался самым жарким месяцем в истории метеонаблюдений.

Что касается осадков, они тоже были неравномерны. На юге Иркутской области в январе было отмечено 20 снежных дней и выпала практически трехмесячная норма осадков. В феврале и марте наблюдалась аналогичная ситуация.

А на севере Иркутской области осадков в прошлом году было гораздо меньше нормы - недобор составил 58 литров воды на квадратный метр.

Это было особенно заметно в конце весны и во второй половине лета, когда с середины июля по середину августа выпал всего один-единственный дождь.

При раннем наступлении весны, продолжает свой аналитический обзор погоды Инна Латышева, (на две-три недели раньше многолетних сроков) обильные осадки вызвали повышение среднего уровня озера Байкал.

Показатель на 23 сантиметра превысил отметку нормального подпорного уровня. В результате были увеличены сбросные расходы Иркутской гидроэлектростанции и затоплены пониженные участки прибрежной территории города Иркутск.

Подготовила Ирина Штерман, Иркутская область

Поделиться