28.11.2012 23:12
    Рубрика:

    Усэйн Болт: Мировой рекорд - счастливое совпадение многих факторов

    Такого гения за целый век легкоатлетический мир еще не видел
    В Барселоне отпраздновали 100-летие легкой атлетики.


    Болт был королем Гала в Барселоне. Самое удивительное, что он научился говорить не только на языке бега, но и с журналистами. Фото: EPA

    Он меня просто раздражал, этот задиристый и выпендронистый парень в ярко-желтой майке. Ну откуда столько гонора в темнокожем мальчонке, для которого Олимпиада-2008 в Пекине - первая? Почему он так уверен в себе? Надо ли публично демонстрировать пренебрежение, точнее равнодушие к соперникам? И что он хочет сказать этим дурацким натягиванием воображаемого лука?

    Прибежал спаситель

    Но тогда в Пекине первые жуткие впечатления уступили место совсем иным после первых же квалификационных забегов на 100-метровке. Задиристость оказалась артистичностью. Так Усейн Болт привлекал внимание и предлагал знакомство болельщикам, ведь мало кто слышал о его существовании, несмотря на победы в юниорских мировых первенствах. Ярко-желтая майка была национальной гордостью. Бежит за счастливый остров Ямайка и защищает свои цвета. Когда он с невиданной легкостью опережал корифеев, стало понятно: Болт уверен в себе не зря. Возможно, чересчур переигрывал, морально растаптывая великих спринтеров еще до старта, но и за это Усейна можно было простить. Они ничуть не помогали ему бить мировые рекорды. А натягивание лука - так это же фирменный знак, отличавший юного феномена от довольно серой массы коллег, застрявших где-то на сокровенном спринтерском рубеже капельку ниже десяти секунд. Но он-то сдвинул этот рубеж ближе к девяти, хотя даже великие теоретики бега не предполагали, что человеческое существо способно развивать такую скорость.

    И давайте вспомним, когда именно 22-летний Болт взял три олимпийских золота и побил три рекорда мира на 100, 200 метров и в эстафете 4х100. В 2008-м. Только прогремела серия допинговых скандалов. Замараны были и национальные флаги, и честь всей королевы спорта. Публика чуть не бойкотировала состязания по легкой атлетике. А чего смотреть, если все сплошное вранье и застой? Рекорды бьет одна Исинбаева, другие держатся десятилетиями, а если и улучшаются, то лишь с помощью проклятого допинга.

    Дошло до того, что президент Пресс-комиссии Международной федерации легкой атлетики (ИААФ) предложил нам, ее членам, обратиться к Совету ИААФ с просьбой аннулировать все мировые рекорды и начать их отсчет с нуля. И представьте, до этого абсурда не хватило лишь нескольких голосов.

    Между прочим, в тот злосчастный год отличились наши спортсменки. Мне больше всего было обидно за Елену Соболеву, чемпионку мира, бившую рекорды на сложнейших дистанциях. Такая красивая, милая блондинка. Как жаль, что и она.

    Или знал метательницу диска Дарью Пищальникову - тоже дисквал. Кстати, в этом году Дарья возвратилась, взяла серебро в Лондоне. И я так радовался, что справедливость восторжествовала, все позади. Оказалось напрасно. Даша снова попалась, и когда на прошлой неделе я спросил в Барселоне на праздновании 100-летия ИААФ, что же с Пищальниковой, мне объяснили: "Она утонула. Не может без допинга".

    А Болт - смог.

    Гений добежит и до Москвы

    На все том же праздновании 100-летия легкой атлетики, как ни странно, удалось поговорить с Усейном. И как же изменился Болт. Помню еще на чемпионате мира-2009 в Берлине он лениво отвечал на вопросы, пытался смыться прямо во время беседы.

    Подозреваю, что в ту пору и режим нарушал достаточно часто. Любимая тема разговора - ночная жизнь Берлина, танцы, длинноногие спутницы.

    Но сегодня передо мной другой Болт. Собранный, не расхлябанный. Уже не требующий именовать себя "живой легендой".

    - Усейн, собираетесь на чемпионат мира в Москву?

    - Конечно. Это же главный старт сезона. Там у вас не холодно?

    - В августе? Пару лет подряд пожарче, чем у вас на Ямайке. Всех волнует, ждать ли от вас рекордов?

    - Кто скажет? Главное не допустить ошибок, как в Тэгу. Если побегу 100, 200 метров и эстафету хорошо готовым, то буду бороться за первые места. Но рекорд - это счастливое совпадение многих факторов. Погода, настроение, спортивная форма, достойные соперники плюс, конечно, заводящие тебя трибуны и, в моем возрасте это уже необходимо, полная концентрация.

    - Но вам же всего 26.

    - А в августе - 27. Я не молод для спринта.

    - Господи, о чем вы. Но если сами говорите об этом, то не собираетесь ли переходить к бегу на 400 метров и попробовать себя в прыжках в длину? Все утверждают, что и тут вас ждут рекорды.

    - Пусть эти все потренируются сами в беге на круг. Не хочу себя изнурять. Нет. Только не это. Больше не задавайте мне этого вопроса. А в длину? Когда-нибудь попробую. Хотя понимаете ли вы, что прыжки в длину часто заканчиваются травмами. И тогда вы не увидите моего спринта.

    - Не убегайте, Усейн: верите ли, что на 100 метрах и в прыжках в длину можно достичь заветной цифры 9? 9 секунд с чем- нибудь в беге, 9 метров - в прыжках.

    - В длину - реально. В беге? Если найдутся соперники, которые захотят вас вытеснить.

    - Кто главный соперник?

    - Они все время меняются. Морис Грин, Асафа Пауэлл, теперь Йохан Блейк - но с этим парнем я крепко дружу. И поэтому не собираюсь ему проигрывать. Он молодой, а я старею.

    Страшно, аж жуть

    Боюсь одного. Вдруг в один мерзкий дождливый день Болта уличат в употреблении допинга. Да, он сдает пробы в десятки раз чаще остальных, ибо все время выигрывает. Но сколько раз злые языки шептали: вот так восстанавливаться, столько бегать нормальному человеку невозможно.

    Но я и не считаю Болта нормальным. Ответил бы нормальный на упреки строгого президента МОК Жака Рогге, упрекнувшего его в Пекине в несдержанности: "А кто этот человек - Рогге?".

    Усейн Болт - посланный нам на радость пришелец. Но если гений, так поднявший легкую атлетику, вдруг чего-то съест или не то выпьет, королеве спорта -полный конец.