20idei_media20
    24.07.2021 19:05
    Рубрика:

    Анастасия Галашина: Есть только я, моя винтовка и мишень

    Анастасия Галашина стала первой российской медалисткой на Олимпиаде-2020 в Токио. 24-летняя спортсменка завоевала "серебро" в стрельбе из пневматической винтовки на 10 метров. О том, как Настя пришла в стрелковый спорт, как надо готовиться к важным стартам, девушка сама рассказала журналистам после своего успеха.
    Григорий Сысоев/ РИА Новости
    Григорий Сысоев/ РИА Новости

    Как проходили последние часы перед вашим выступлением?

    Анастасия Галашина: Проснулась я в четыре утра. Сон был нормальный, но немножко беспокойный. Я пришла абсолютно невыспавшейся. Но для меня это абсолютно нормально, потому что очень часто бывают старты, когда что-то идет не так. Рабочая атмосфера. Возможно, это даже хорошо, потому что переключает мозги. В семь утра я начала подготовку, потом была квалификация. Если честно, все пролетело, как миг. Я просто была в моменте и делала свою работу.

    О чем думали перед последним выстрелом? Наверняка понимали, что "золото" было близко?

    Анастасия Галашина: Я не помню, что конкретно у меня было в голове. На выстрел - 50 секунд. Все происходит достаточно быстро. Когда ты понимаешь, что все хорошо, конечно, волнение немного накатывает. Но я живой человек, я не робот, сердцебиение сразу стало ощущаться. Сразу видно по мушке в прицел. Она должна быть неподвижной, а вместо этого ходит туда-сюда. На самом деле, даже не поняла, почему так далеко ушел выстрел. Я метила поближе. Видимо в момент нажима, сердечко, бам!

    То, что Олимпиаду перенесли на год, на вас как-то сказалось?

    Анастасия Галашина: Сложно сказать, был очень тяжелый год. Если сравнивать результаты 2020 и 2021 года, то в 20-м повыше была у меня планочка. Пандемия сказалась. Но форма никуда не делась. Все же этот старт хорошо провела, значит, все делала правильно.

    Вы правы. Я постоянно ругаюсь с родственниками, с супругом. Я очень буйная, взрывная. Но, когда я на стрельбище, стараюсь все держать в себе. Но когда надо поддать себе в одно место, я себя ругаю.

    Почему именно стрельба?

    Анастасия Галашина: Вообще я хотела играть на гитаре, потому что все девчонки в классе играли. Но папа сказал, мол, у тебя ни слуха ни голоса и вообще у тебя будут страшные ногти, пальцы. Папа предложил стрельбу, потому что у деда была винтовка, ну такая, "раздолбайка". У меня здорово получалось. Отец предложил. Мне сначала не понравилось, а потом как-то затянуло. Результат пошел.

    Какими были первые мишени?

    Анастасия Галашина: Сначала по бумажным мишеням, но потом я стала повышать планку. У нас у деда участок расположен так, что рядом лес. Заброшенный участок. И там сарай. На сарае железная труба. Шесть-десять сантиметров диаметром. Расстояние метров сорок. Я в нее стреляла и слушала звук. Звук услышала - попала. И когда стала попадать постоянно, папа сказал, давай-ка ты это…

    С родными уже разговаривали? Что они вам сказали?

    Анастасия Галашина: Ничего не говорили. Я им медаль показала, покричали вместе. Супругу позвонила, он там во тьме, потому что ночь. Я, говорит, не знаю, что тебе сказать, очень рад. Просто когда люди с тобой все моменты переживают... У нас и тренер так же и тренер Татьяна Владимировна Голдобина, и массажисты, и врачи: мы, мол, как откричали с тобой на финале, так внутри ничего и не осталось.

    Ваш коллега Артем Черноусов сказал, что не уверен, что ваш успех придаст дополнительный импульс всей команде, потому что стрелки каждый сам по себе.

    Анастасия Галашина: В команде все очень рады, все поддерживают. Но я с Артемом соглашусь, мы все индивидуалы. Сто раз подумать нужно, прежде чем что-то сказать своему сокоманднику. У всех подход свой, у каждого свои контрольные фразы. Достаточно тяжело собраться на такое количество выстрелов на такой промежуток времени. Надо себя постоянно успокаивать, дыхание, психология и тому подобное.

    Вы рассказывали, что говорите себе перед выступлением какие-то слова. Если не секрет, можете рассказать, какие?

    Анастасия Галашина: Эти слова касаются только меня. Это достаточно личное. Это определенные секретные слова, которые могут меня мобилизовать. Могу сказать, что я всегда себе повторяю. Завела, нажала, замерла. Завела - вышла на мишень, удержала - замерла и нажала. Но, когда мне необходима действительно поддержка, я чувствую, что куда-то поплыла, тогда действительно нужны определенные словечки, которые я никогда никому не скажу.

    Винтовка - живая? Вы разговариваете с ней?

    Анастасия Галашина: Не разговариваю, но наш спорт тем и тяжелый, что нужно иметь не только физическую и психологическую подготовку. Техническая сторона очень важна. Как бы объяснить. Вот винтовка. Есть пульки. Я не могу прийти в магазин и купить любые пульки. Есть разное качество пулек. У каждой пульки есть своя определенная партия, серийный номер. Каждая партия с моего ствола будет лететь по-разному. Перед стрельбой мы отстреливаем винтовку, зажимаем ее в станок и отслеживаем кучность. И бывают проблемы. Тогда приходится танцевать танцы с бубнами, "договариваться" с винтовкой.

    Вы предпочитаете охоту ли рыбалку?

    Анастасия Галашина: Ничего из этого, я животных люблю. Но у меня супруг очень любит рыбалку. Один раз взял с собой. Такой азарт!

    Как вы относитесь к тому, что Олимпиада проходит без зрителей? Насколько на вас это могло повлиять?

    Анастасия Галашина: В который раз повторяю, что стараюсь не думать о посторонних людях, об атмосфере, которая меня окружает. Стрелок - тонкая, чувственная структура. Нужно себя носить, как хрустальный шар. Максимально в себя ухожу. Есть только я, моя винтовка и мишень.

    В наушниках, наверное же, ничего не слышно?

    Анастасия Галашина: У нас самые обычные беруши. Они немного приглушают, но все слышно. На финале так вообще. Иногда так кричат, что у тебя бьется сердце не от волнения, а от шума. Наши в основном так кричат. Очень сильно поддерживают.

    Вы говорите, что вы эмоциональный человек. А ведь ваш спорт требует хладнокровия. Как вам удается переключаться?

    Анастасия Галашина: Всегда в ступор вводят такие вопросы. Не знаю методик. У меня есть два психолога. Татьяна Вячеславовна Огородова в Ярославле. Она со мной с 14 лет. В сборной - Ирина Валентиновна Белкина. Нужно выстраивать себя, будто ты робот, почувствовать себя, что ты робот и делаешь одно и то же. Но все индивидуально. Кто-то может работать на образах, у кого-то - совершенно по-другому. Я не знаю, мы все индивидуалы: другому человеку я в голову не лезу. Конечно, мы что-то обсуждаем, делимся, но все равно все в себе. Мне очень помогла книжка по психологии Алексея Иванова. "Психология чемпионов", по-моему, называется. Коротенькая, но очень емкая. Очень хорошие фразы, которые откладываются на подкорку. И мировоззрение оказывается другим.

    Перед стартом вы были уверены в себе? Что сумеете завоевать медаль. Насколько сложно это было сделать? Насколько сложные были соперники?

    Анастасия Галашина: Уверенность и сомнения у меня, конечно, есть. Во мне борются две личности. Думаю, для любого спортсмена это нормально. Чрезмерная уверенность и сверхмотивация - это не всегда хорошо. Но надо настраивать себя на работу, которую тысячу раз делаешь. О соперниках никогда не думаю. Нет в этом смысла. У нас не игровой вид спорта, чтобы понимать их тактику, как они делают свои выстрелы. Надо исключительно в себе искать силы и мотивацию.

    Сегодня ваш тренер сказала, что после вашей победе в Ярославской области вырастет популярность стрелкового спорта. Может, у вас есть амбиции как-то поддержать интерес к стрельбе.

    Анастасия Галашина: Не знаю на счет планов. Конечно, весь Ярославль гремит. Это большое достижение. Мне тяжело смотреть на наш тир, на нашу техническую базу в Ярославле, хотелось, чтобы обратили внимание на то, где мы тренируемся, с каким оружием, какими пульками, в каких костюмах - все это прошлый век. Может моя медаль поспособствует тому, чтобы задуматься и, может, что-то приобрести. Говорю не про себя. У нас много талантливых детей, но в силу технической базы они не могут показать то, на что способны.

    Что приятней? Получать поздравления с олимпийской медалью или с днем рождения?

    Анастасия Галашина: Еще не прочувствовала, не поняла. Сейчас ощущаю себя так же, как на обычных соревнованиях. Только очень устала и хочу спать и в душ. Обычные человеческие потребности. Наверное, осознание придет только завтра, но, конечно, я понимаю, что это круто. Вообще, когда я приехала в Олимпийскую деревню я обалдела, какой это праздник. День рождения я не отмечаю с таким размахом. А здесь такое грандиозное событие.